Нестандартный размер

Бизнес практика >> 15.06.2014
Нестандартный размер

"Я технарь и, наверное, скучный человек,- отрекомендовывается Николай Азеев, учредитель компании "Промсбыт".- Моя компания производит такую малоромантичную продукцию, как нестандартные резинотехнические изделия".- "Что это за изделия?" - "Элементарно,- отвечает Николай.- Наши изделия - это любое прокладочное кольцо, сальник и т. д., которые не выпускаются в массовом порядке, но используются в определенных видах оборудования".- "А денег, простите, много зарабатываете?" - "Это уже звучит более или менее романтично,- говорит Николай.- Годовой оборот- около миллиона долларов".



Бытовая почва 

Производство, которому было суждено выйти на миллионный оборот, началось в духовом шкафу на кухне Николая Азеева. Он и трое его товарищей приняли заказ на изготовление нестандартной резиновой прокладки для какого-то хитрого оборудования, не имея ровным счетом никаких спецприспособлений. В такой ситуации волей-неволей оказываешься на кухне.


- Мы поколдовали,- рассказывает Николай,- подобрали резину и сделали прессформу. После этого ее нужно было нагреть до определенной температуры. Вот мы и не придумали ничего лучше, чем запечь ее в духовке. И, как ни странно, все получилось хорошо - заказчик одобрил опытный образец и заказал нам небольшую партию.

Партию, пусть и небольшую, Николаю производить у себя на кухне не хотелось. К тому же он сотоварищи рассчитывал и в дальнейшем получать подобные заказы, так что из кухни в любом случае нужно было куда-то перебираться. И, окрыленные удачным экспериментом с духовкой, Кулибины сняли небольшой бокс на территории подмосковного завода и взялись за создание более солидного и мощного оборудования.

- Какое-то время мы гадали, из чего бы такого нам сделать пресс. Вещь для нас необходимая, а в готовом виде стоит очень дорого,- рассказывает Николай.- Упорная техническая мысль привела нас к гидравлическому домкрату. Из него и смастерили. Но у пресса должен быть нагревательный элемент. Решить эту проблему, свинтив две кухонные плиты, было невозможно. Тогда у нас возникла более элегантная идея: мы приспособили для этого дела советские бытовые электронагреватели. Оказалось, то, что надо.

- И что, с помощью домкрата и тэнов вы смогли выпускать конкурентоспособную продукцию?

Николай улыбается, излучая бесконечный оптимизм, и с видимым удовольствием отвечает: - Возможно, это кому-то покажется странным, но даже на тот момент - в 1998-1999 годах, когда у нас было полукустарное производство, лучше и дешевле нас никто нестандартную резинотехническую продукцию не делал. Не говоря уже о дне сегодняшнем, когда наше производство с чистой совестью можно назвать высокотехнологичным.

- Неужели никто?

- Поверьте, я не хвастаюсь. Просто мы работаем на очень узком рынке и при этом угробили кучу времени и сил, чтобы разработать эффективные технологии.

Толстой и торговля 

Родился Николай Азеев недалеко от Ясной Поляны. В том числе поэтому он до сих пор увлекается творчеством Толстого.

- В настоящее время уже в третий раз перечитываю "Войну и мир". Приятно, знаете ли, почитать земляка.

Почти все детство, по словам Николая, у него "прошло на математических и физических олимпиадах", которые он как начал выигрывать в седьмом классе, так и выигрывал, пока не закончил школу. Жизнь после школы казалась вполне определенной: МГТУ им. Баумана, научная карьера и т. д. Однако поступление в Бауманку пришлось на 1990 год. И в том же году Николаю пришлось стрелять из "духовушки" уток на Измайловском пруду (недалеко от общежития), чтобы добыть себе пропитание.

- Денег, понятное дело, не было,- вспоминает Николай.- И планы в такой ситуации пришлось скорректировать. Все свелось к тому, что каким-то образом нужно выжить.

А выжить, как решил тогда Николай, можно было только занявшись торговлей. Мысли и даже более или менее конкретные идеи о создании производства у него появлялись уже в то время. Однако ситуация была такова, что заниматься производством в России не представлялось возможным: себестоимость отечественных товаров намного превышала себестоимость гораздо более качественных товаров из Европы и США, не говоря уже о Китае.

Первое время своей торговой деятельности господин Азеев вспоминает как самое неприятное за всю историю своего бизнеса. Даже дефолт подействовал на него менее удручающе.

- Начало бизнеса было брутальным,- говорит Николай. Мы, четверо сокурсников, долго метались по рынку с квадратными глазами, хватались, за что ни попадя - то за сникерсы, то за бензин, то за какие-то запчасти. Все было как-то нервно, сумбурно…

Оттепель 

Но постепенно к середине 1990-х, ближе к окончанию университета, жить стало легче. Как раз тогда друзья-коммерсанты напали на свободную нишу - импортные нестандартные резинотехнические изделия. В стране, конечно, еще было далеко не все в порядке. Но уже "оттаяли" или начинали "оттаивать" многие предприятия, в том числе и те, что работали на импортном оборудовании. А на импортном оборудовании нужно постоянно менять всевозможные "расходники", включая нестандартные сальники, вкладыши, прокладки, полиграфические коврики- ту самую "малоромантичную" продукцию. Поскольку в стране ее никто не производил, импортные поставки, которые наладили Николай с друзьями, оказались востребованы.

- Мы специализировались на небольших индивидуальных заказах. Например, в производстве одноразовой посуды используются пневмоцилиндры, к ним нужны уплотнительные кольца диаметром 400 мм- нестандартный размер. Всего предприятию нужно было время от времени менять четыре-пять колец. Крупным компаниям перенастраивать свое оборудование ради такой мелочи не интересно, поэтому ниша была пустой.

В 1995 году в компании работало четыре человека, включая Николая Азеева. Покупателей они добывали самым простым путем- обзванивали заводы. Но, невзирая на столь бесхитростный маркетинг, нередко получали заказы от весьма крупных предприятий.

- Правда, большие компании,- вспоминает Николай,- предпочитали покупать не напрямую. Тогда, наверное, как никогда, процветала практика "откатов". Поэтому все "крупняки" обрастали фирмами-посредниками. Мы знали, например, что поставляем всевозможные звездочки, конвейерные тяги и т. д. крупной - не скажу какой- пивоваренной компании. Но действовали через посредников.

Иногда случались крупные заказы, которые Николай называет "не по Хуанке сомбрерко". Например, кто-то мог заказать поставку едва ли не целой промышленной линии стоимостью более $1 млн. Но у Николая была "слишком маленькая"оборотка""- недоставало оборотных средств. Кредитов никто не давал, поскольку не было ни подходящего залога, ни подходящих для этого знакомств. Поэтому "крупнокалиберные" заказы проходили мимо.

Тем не менее импортеры зарабатывали вполне приемлемые по тем временам деньги и даже сняли офис в гостинице "Измайлово". В 1995 году оборот компании составил около $15 тыс. А к 1998 году он увеличился в 15 раз. Тогда в компании работало уже 12 человек.

- В 1990-х каждые два года мы регистрировали новую фирму,- рассказывает Николай.- Сначала я был генеральным директором компании "Аргус". Потом мы начали торговать чем-то таким, чем "Аргусу" торговать было нельзя, и мы зарегистрировали фирму "Меридиан". А потом мы решили стать узкопрофильной "резиновой" компанией и зарегистрировали "Промсбыт".

- Частая смена названий не вредила бизнесу, все-таки брэнд, имидж?

- Ровно наоборот. В то время каждой новорожденной компании полагались двухлетние налоговые каникулы. Так что все эти реинкарнации были очень даже выгодны.

Тайком от дефолта 

Но настал дефолт-1998, и рынок резинотехнических изделий в течение года "просел" примерно в три раза.

- Наши обороты упали в четыре раза,- говорит Николай.- А если учесть, что часть продукции мы реализовывали со складов, то на деле оборот упал раз в девять.

Увольнять и тем самым обижать никого не пришлось - все сотрудники разбежались сами, чем, кстати, тоже никого не обидели. Дело житейское: каждый выживает, как может. В компании осталось четыре человека - все те, кто стоял у ее истоков. Офис в гостинице "Измайловская" за ненадобностью был освобожден.

- Так вы говорите, что на старте бизнеса вам жилось хуже, чем во время дефолта?

- Представьте, да. И вот почему. Во-первых, нечто дефолтоподобное мы ожидали начиная с весны, когда вместо Черномырдина премьером стал Кириенко. Такие фигуры, как Черномырдин, просто так не уходят, следовательно, должно было случиться что-то очень нехорошее. Так что с весны мы при первой же возможности меняли рубли на доллары. И таким образом деньги от дефолта сберегли.

- А во-вторых?

- Во-вторых, кризис сделал соотношение рубль-доллар таким, каким оно на самом деле и должно быть. После чего в России стало выгодно заниматься производством. Мы даже в свои лучшие торговые дни сокрушались о том, что из-за идиотского соотношения валют нам приходиться везти продукцию черт знает откуда и терпеть все эти транспортные расходы, растаможки и т. д., а не делать все здесь. Теперь же у нас, имеющих наработанную базу сбыта, появилась наконец возможность организовать собственное производство.

Повод для оптимизма 

Оптимизм Николая, судя по всему, был оправданным. Однако переходный период от торгового краха к созданию прибыльного производственного предприятия занял у "Промсбыта" ни много ни мало около трех лет. Оборот компании начал расти только в 2001-2002 годах.

- Я вижу аналогию с концом 1980-х- началом 1990-х,- говорит Николай.- Тогда тоже все замерло, а потом, худо-бедно перестроившись, начало работать. То же самое, на мой взгляд, произошло и в конце 1990-х- начале 2000-х. Видимо, отечественному бизнесу, чтобы перестроиться, в среднем требуется два-три года.

После того как пресс, сооруженный из гидравлического домкрата, перестал отвечать масштабу производственных задач, "Промсбыт" в полном составе растерялся: компания не могла приобрести более мощное оборудование.

- На рынке было всего два вида подходящих нам прессов. Первый - советский динозавр за $15 тыс., который занимает огромное помещение и потребляет невероятное количество энергии. Второй - итальянский пресс величиной с бельевой шкаф. Итальянский пресс- оптимален для индивидуальных заказов, но стоит уже 35 тыс. евро. Никакого промежуточного положения не было.

В итоге сотрудники "Промсбыта" решили напрячь извилины, вспомнить, чему их учили в Бауманке и в конце концов опять соорудить нужное оборудование самостоятельно. И у них снова получилось.

- Несмотря на то что мы сделали пресс из немецких комплектующих, в общем и целом он нам обошелся в 8 тыс. евро,- с гордостью отмечает Николай.- Нам это так понравилось, что мы начали предлагать прессы собственного изготовления на продажу. Например, наш первый пресс мы продали Российской академии наук, где он, насколько я знаю, до сих пор успешно работает на благо науки. Ну и сейчас продаем по нескольку штук в год.

С новым оборудованием и возрастающим спросом на продукцию жить стало веселее. В "Промсбыт" начали обращаться предприятия из самых разных отраслей: авиамоторостроительный завод, которому потребовались резиновые кольца диаметром 400 мм, производители спортивного оборудования, компании, выпускающие системы виброконтроля и т. д. И в 2003 году оборот компании достиг $500 тыс.

- На клиентов грех жаловаться,- говорит Николай,- но все-таки нельзя не отметить, что в последнее время среди тех, кто дает техническое задание, все больше встречается технически безграмотных людей. Думаю, это следствие того, что в начале 1990-х молодежь в своей массе подалась в бизнес, а не в технические вузы. Например, нам заказывают партию подставок под палочки в японском ресторане, 100 тыс. подставок. Мы делаем образец, заказчик одобряет, мы запускаем партию - и вдруг заказчик обращается с просьбой: "Ребята, все прекрасно, но мы тут решили, что будет лучше, если вы сделаете зазор на 3 мм шире". Мы начинаем объяснять, что для этого нужно все переделывать, начиная от пресс-формы и заканчивая настройкой пресса, и что это, по сути, то же самое, что просить сделать "Жигули" на 5 см длиннее. А они: "Да ладно вам болтать, сделайте на 3 мм шире- и все дела". В последние годы техвузы стали набирать популярность. И я очень надеюсь, что через два-три года на предприятиях-заказчиках все-таки появятся специалисты.

В ожидании конкурентов 

С гордостью и одновременно тихой грустью Николай рассказывает о заказе от американских горнопромышленников. Им был нужен так называемый гофроборт - приспособление, которое защищает конвейерную линию от ударов породы. Раньше эти приспособления делали только финны, причем из пластмассы. И изначально было заявлено, что их можно сделать только из пластмассы. Дескать, сделать из резины пробовали уже многие, но ни у кого не получилось. А "Промсбыт" все же умудрился сделать гофроборт из резины, в результате чего в два раза увеличился срок службы приспособления, и в те же два раза снизилась его цена. Первая партия была успешно продана. А потом начались настолько мощные заказы, что "Промсбыту" они оказались не по зубам. Компания была вынуждена продать технологию и оборудование более крупному предприятию.

- Продавать было, конечно, жалко. Но вопрос стоял так: либо получить что-то, либо не получить ничего. Деньги нам предложили вполне приличные. "Промсбыт" - маленькая компания,- говорит Николай.- И массовые изделия - это не наш рынок. У нас все штучное, нестандартное, индивидуальное. Но уж на своем рынке мы работаем как следует. Например, Китай с нами не может конкурировать не только по качеству, но даже по цене. И сегодня мы экспортируем свою продукцию в Поднебесную, где ее раскупают филиалы западных компаний. Также мы наладили экспорт в Польшу, откуда наши изделия расползаются по Европе. Знаю, что они пользуются спросом, например, в Великобритании. Кроме прочего, в силу того, что сейчас снова наблюдается нездоровая тенденция в соотношении валют, нам стало выгодно импортировать определенные изделия. И с нашими отлаженными каналами поставки это неплохо получается.

- А что собой представляют ваши конкуренты?

- Мы до сих так и не нашли конкурентов. Разве что те предприятия, которым мы продали свои прессы, начали обеспечивать себя резинотехническими изделиями сами. Но их вряд ли можно назвать конкурентами.

- Сколько, на ваш взгляд, вы еще проживете без соперников на рынке?

- В настоящее время на технологическом гребне находимся именно мы. Но, думаю, конкуренты могут появиться в любой момент. Так что мы не дремлем, и свои перспективы связываем с разработкой новых технологий. Институты учат, студенты учатся. Надеюсь, что уровень подготовки нынешних молодых специалистов будет превышать наш. Они и принесут новые идеи.





  • Добавить комментарий:
  • Facebook
  • Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

.